Обозреватель Криворожский Новости Интервью Икары над Кривбассом. Интервью с авиатором и бардом Юрием Ващенко

Икары над Кривбассом. Интервью с авиатором и бардом Юрием Ващенко

14-07-2017 18:46 749 0 Интервью

Говорят, что ощущение свободного парения над землей невозможно сравнить ни с чем. И путешествие на борту суперсовременного авиалайнера мало чем отличается от поездки на поезде. Только те, кто поднимался в небо, доверившись шестиметровому крылу хрупкой конструкции под названием «дельтоплан», знает, что такое чувство настоящей свободы…

А все начиналось 12 апреля 1961 года. Нет, речь идет не о первом полете человека в космос. Просто в тот день в Кривом Роге родился мальчик, Юра Ващенко. Счастливые родители даже отправили по этому поводу телеграмму Юрию Гагарину.

Шли годы. Мальчика неудержимо тянуло в небо. И, хотя после окончания криворожского авиационного училища, он сменил несколько земных специальностей, звук пролетавшего самолета, невольно заставлял его поднимать глаза и грустным взглядом провожать уносящуюся вдаль стальную машину. Наверное, тогда он и начал писать песни. В полет неудержимо просилась его душа.

Все решилось в середине восьмидесятых. В СССР стремительно набирало популярность движение самодеятельной авиации. Строить свой самолет решился и Юрий. Нашел четверых единомышленников. Правда, как вспоминает Юрий Григорьевич: «Строили не столько мы самолет, сколько самолет нас». «Птица» так и не смогла взлететь. Но опыт начинающие авиаторы получили неоценимый.

В небо Ващенко поднял случай. Директор клуба юных техников Терновского района предложил неудавшемуся авиаконструктору переключиться на дельтопланы. За счет СевГОКа отправил на курсы пилотов в Коктебель. При стоимости хлеба в 20 копеек, за обучение заплатили около двух тысяч рублей.

Преподавали лучшие и опытнейшие пилоты бывшего СССР, среди которых – создатель южноафриканской фирмы по производству дельтопланов Евгений Зозуля. Позже его аппараты совершили облет Атлантического океана. Меньше чем за месяц курсанты провели в воздухе 125 полетов с инструкторами и 3 самостоятельно. Так в 1991 году исполнилась мечта Юрия Ващенко.

Читайте также: Интервью из прошедшего века (Фото)

– Вы помните свой первый полет?» – спрашиваю я у Юрия.

– Первого полета нет. Каждый полет единственный. Один и тот же дельтоплан при разных погодных условиях и разном весе пилотов будет вести себя по-разному» – отвечает мой собеседник, и поясняет: «Подготовка проходит очень серьезно. Я начинал летать на моторных дельтопланах. Тут вначале летают с инструктором. Машина более мощная, быстроходная и тяжелая, потому более опасная с точки зрения травматизма.

Подобные машины сейчас используются для обработки полей химикатами в криворожском районе. Несколько моих знакомых принимают участие в таких работах. Главное, не только освоить управление, но и научиться ориентироваться в пространстве. Это очень важно, когда в воздухе находятся одновременно несколько машин. У нас был специальный дельтоплан для новичков – чисто белый. Опытные пилоты обминали его в воздухе. Это как на земле «Уступи дорогу дураку» называется».

– Но на безмоторные дельтопланы инструктора рядом с курсантом не посадишь, как учите ребят Вы?

– Для того, чтобы освоить балансировку с крылом, ребята бегают тут же, во дворе клуба. Потом, когда начинаем выезжать на склон, им разрешается оторваться от земли вначале на несколько секунд, потом на минуту. Важно, научиться чувствовать воздушные потоки и управлять крылом в соответствие с ними, ориентироваться в пространстве. И еще – посадить самолет на землю намного труднее и опаснее, чем поднять его в воздух. С дельтопланом точно также. Начнешь снижение, раньше, можно не вписаться в полосу посадки. Опоздаешь – «клюнешь носом землю» и травмируешься. Нюансов много.

– Страха высоты преодолевать не приходилось? Все таки дельтопланеризм – это экстремальный вид спорта?

– Те, у кого есть страх высоты, к нам в клуб не приходят. А выражения «экстремальные виды спорта» не терплю в принципе. Экстремальным спорт делают люди. Причем люди самонадеянные и неразумные. Поверьте, что у обычных автолюбителей процент травматизма намного выше, чем у дельтапланеристов. У нас каждый аппарат продуман до мелочей. Каждое движение часами отрабатывается на земле. Важно не переоценивать ни возможности аппарата, ни свои собственные. Тогда все будет в порядке.

– Но трагедии все же случаются?

– Скажу больше. На моторном дельтоплане разбился мой близкий друг, с которым я когда-то начинал строить самолет, Володя Гудым. Вечная ему память! Сейчас я дружу и летаю с его сыном Сашей.

От случая не застрахован никто. Каждый такой случай становится известен на всю страну и его уроки тщательно прорабатываются всеми клубами, во избежание повторения трагедий. Жаль, что такой практики нет среди автомобилистов.

– Значит, правда то, что ощущение полета сродни эйфории, и, познав его один раз, ты уже сможешь отказаться?

– Слова «эйфория» я тоже не люблю. Кайф, эйфория расслабляют, дают ощущение того, что ты можешь все. Как свидетельствует практика, происходит это тогда, когда, после сотого или стопятидесятого полета пилот чувствует свою всесильность и вседозволенность. Тогда-то и приходит беда, Собранным и внимательным нужно быть всегда. Вертеть головой даже не на 360, а на 720 градусов, четко следить за ориентирами на земле, за направлением ветра.

Конечно, постепенно управление аппаратом доходит до автоматизма, ты словно сливаешься с машиной, становишься с ней единым целым, способным принимать решения и действовать, согласно обстоятельств, в доли секунды, и практически не думая. Но это не избавляет пилота от необходимости наблюдать за обстановкой.

Хотя мой друг Дмитрий – профессиональный пилот сельскохозяйственной авиации действительно утверждает, что полет на его «Ан-2» не идет ни в какое сравнение с полетом на обычном безмоторном дельтоплане. На самолет – шум, грохот и видишь мир только из кабины. А тут – тишина, покой, и обзор практически безграничен. Пейзажи такие, что дух захватывает.

– Юрий, Вы ведь известный поет и автор песен, вдохновение приходит к Вам в воздухе?

– Если бы в воздухе приходило вдохновение, я бы, наверное, с вами уже не разговаривал. Вдохновение приходит под впечатлением полетов.

– Я не раз наблюдала по телевизору за полетами парашютов типа «летающее крыло», что Вы скажете о них?

– Это называется «паропланы». Преимущество у них одно – пароплан легко сложить в сумку и ехать с ним в общественном транспорте. Дальше начинаются одни недостатки. В отличие от дельтоплана, у пароплана нет жесткой конструкции. Главная задача парапланериста – удержать форму крыла. Это ведь ткань, тряпка. Сложиться может в любую минуту. Летать на нем без парашюта – значит подвергать себя ненужному риску.

Причина проста – в случае неудачи, первый и наиболее сильный удар в дельтоплане приходится на одну из труб. Это смягчает падение пилота. Тут же пилот камнем летит на землю, а сверху его прикрывает купол крыла. Что называется, не только убьет, но еще и похоронит. Поэтому я бы не советовал начинать обучение полетам с пароплана.

– А сколько можно продержаться в воздухе на безмоторном дельтоплане?

– Да хоть целые сутки, пока спать не захочется, или, извините, в туалет! Правительство Гавайских островов, считающихся раем не только для серфиров, но и для дельтопланеристов, запретило пребывание в воздухе более 26 часов подряд. Чтобы внимание не теряли и не разбивались.

– С какого и по какой возраст можно заниматься дельтопланеризмом?

– Дело не возрасте, а в силе. Бегать с тридцатикилограммовой рамой на плечах может не каждый. Поэтому в дельтопланеризм приходят обычно лет в 14 –15. Хотя, Дмитрий, о котором я уже говорил с 8-ми лет берет с собой на занятия и в поездки на полеты своего сына Кирилла. В итоге наш «птенец» уже «встал на крыло».

– Сколько стоит дельтоплан и необходимее к нему оборудование?

– Учебный – от 250 долларов. Хороший, для соревнований – больше 1000. Примерно в 2 тысячи гривень обойдется пошив подвесного устройства. Подвесное устройство желательно иметь свое, подогнанное по размерам. Хотя для начала вполне сойдет и курсантское.

– Летаете, наверное, с отвалов?

– Учебные полеты начинаем на ближайшем от нас. А более для более серьезных выбираем холмы на открытых пространствах. Приземляться на дома и линии электропередач в городе, как-то не комфортно.

В небе парил Икар. Воздух, не чувствовавшийся на земле, поддерживал его тело. С наслаждением юноша ловил воздушные потоки, и словно качался на них. Проблемы, кажущиеся важными и неразрешимыми, сверху становились такими же маленькими, как и похожие на муравьев люди. Всем своим естеством Икар ощущал свободу и пьянел от нее. Те, кто остался внизу, завидовали ему. И только Солнце знало, какой обманчивой бывает эта свобода. Впрочем, иллюзия всесильности и вседозволенности подвела не только Икара.

Беседу вела Анна Коваль

Присоединяйтесь к группе «Обозреватель Криворожский» на Facebook, следите за обновлениями!

Читайте также
Комментарии

ОтменитьДобавить комментарий

Топ видео
все видео